Sport from Siberia
GiGa
Sport from Siberia
Продвижение групп в соцсетях
Евгения
Косорукова

г. Кемерово
43 Нравится

Интервью

Евгения
Косорукова

Одни мечтают слетать во Францию, другие – увидеть египетские пирамиды. А героиня нашего проекта Евгения Косорукова, студентка третьего курса факультета филологии и журналистики КемГУ, мечтает посетить Индию. В свои 20 лет Женя уже создала студию индийского танца «Падма». В интервью она расскажет о своём хобби и о том, чем её так манит далёкая восточная страна.


– Здравствуй, Женя. Давай с тобой вместе окунёмся в прошлое, чтобы ты вспомнила, когда у тебя появилось желание танцевать?
– Моё танцевальное начало нельзя объяснить моим желанием. Вспоминая те времена, я понимаю, что не я выбрала танцы, а танцы выбрали меня. Попробую объяснить. Дело в том, что впервые я выступила на сцене в первом классе. Но я не ходила в детский сад, где могли бы во мне заметить какой-то талант и попытаться его развить. Поступая в первый класс, я была ребёнком, который только-только вылез из-под родительского тепла. В школе готовили конкурсный концерт к ежегодному смотру школ (это что-то вроде студенческой весны в университете). Ко всем первоклашкам (а нас было примерно 80 человек) пришёл хореограф из школы искусств, чтобы поставить русско-народный танец. После кастинга хореограф выбрал три мальчика и три девочки. Я попала в их число, и с тех пор я – в танцах. Но именно индийскими и восточными танцами я стала заниматься только спустя год. Наверное, это у всех так: в начальной школе не ребёнок решает, куда ему идти, а всё-таки родители. Вот и у меня вышло так, но я и не сопротивлялась. 

– Интересно, почему ты выбрала именно индийские танцы, а, например, не хип-хоп или сальсу? 

– Изначально это был выбор моих родителей. Но я помню в моих детских годах и переломный момент, когда я вдруг стала думать, что индия и восток – это не круто, что гораздо интереснее танцевать что-то современное. И тогда я решила бросить своё хобби, ничего никому не сказав. В школьной группе я попробовала на себе современную хореографию, мне понравилось. Но очень скоро я заскучала по родным индийским танцам, начала понимать, как это уникально, и добровольно вернулась. В коллективе «Чандни» я всегда танцевала в первых рядах, но вот солировать меня ставили именно в индийские танцы. Руководитель отмечал, что это – моё. 

– Говорят, что восток – дело тонкое. Чем тебя так привлекает Индия?

– Это трудно объяснить, но где-то впереди на моём пути будто бы горит огонёк под названием «Индия», он так и манит меня за собой. В первую очередь, это происходит на уровне визуальных деталей. Мне нравятся индийские костюмы, огромное количество украшений, яркий сценический макияж, разрисованные руки (мехенди) и, конечно же, красная точка на лбу (бинди). Я, как настоящая сорока, никогда спокойно не пройду мимо украшений, даже если это – обычная бижутерия. Я хожу на индийские выставки, которые приезжают в Кемерово, с ума схожу от красоты, которая там царит. Всё такое блестящее… Покупаю хну и рисую сама себе на руках мехенди: это будто приближает меня к Индии. Также люблю читать про культуру и смотреть индийские фильмы. У меня есть цель: обязательно побывать в этой волшебной стране. 

– Я знаю, что ты создала свой собственный коллектив индийского танца. Как тебе это удалось?
– С девятого по одиннадцатый класс я училась уже в Кемерове, в губернаторском многопрофильном лицее-интернате с весьма строгим распорядком дня. Там не было индийских танцев. Я занималась ими в одиночку и просто выступала на некоторых концертах в лицее. Когда я поступила в КемГУ, я поняла, что слишком надолго оставила танцы. Сначала я просто начала искать индийские коллективы в городе Кемерово, но когда я нашла всего один, очень разочаровалась. Коллектив хороший, знаю, что очень давно действует, но находится далеко. Мне стало обидно, что в таком сравнительно большом городе про индийские танцы мало кто знает. И решила, что я должна собрать свой коллектив. Я обращалась ко всем, кто мог бы мне помочь в этом деле, и мне посоветовали подготовить проект для конкурса в КемГУ «Мой университет – моя семья». Обычно участники проекта просят деньги на реализацию тех или иных идей, а я, зная о том, что в нашем общежитии есть спортивные залы, просто попросила разрешение на проведение в них своих занятий. Мне не отказали.


– Как проходят репетиции у коллектива "Падма"? 
– Каждое занятие мы начинаем с поклонения Будде. Это особый и очень значимый ритуал. Будда – духовный учитель, легендарный основатель буддизма, а также покровитель жизни танца. Начинается поклонение с индийского приветствия: руки складываются перед собой, и произносится "Намасте". При этом, руки могут находиться на разной высоте: над головой – для приветствия Богу, на уровне лба – наставнику, на уровне груди – всем остальным. Далее мы касаемся земли – священного места, на котором танцуем, затем – своего лба. Так мы получаем благословение, и можем начинать наше занятие. Далее проходит разминка, в ходе которой мы изучаем основные жесты рук и элементы восточного танца. В самом конце мы непосредственно занимаемся танцем: разбираем новые связки и отрабатываем старые. 

– Результат работы коллектива за полгода – это...?  
– Первый танец, первые костюмы и первое выступление. За полгода я немногое успела, но считаю, что это хороший старт. Я поставила первый танец в стиле Болливуд. Придумала костюм, своими руками сделала все украшения к нему и вывела своих девчонок на сцену. Мы выступили на выпускном моего родного лицея, в котором мне так не хватало Индии. В этом году я планирую поставить серьезный классический индийский танец «Катхак» и фольклорный восточный танец «Саиди», отработать наш первый танец и обязательно принять участие в конкурсах, чтобы показать, что мы есть и достойны получать награды.

– Как ты ощущаешь себя в роли руководителя коллектива? 
– Нормально, по-моему, в этом нет ничего особенного. На занятиях я ставлю себя наравне со всеми, я честна со своими танцовщицами. Они знают, что у меня нет специализированного образования, что мои танцы – это, прежде всего, душа, что я сама ещё только на пути совершенствования. Я делюсь с ними тем, что знаю и умею на этом этапе, а они мне полностью доверяют. 

– Какое действие, на твой взгляд, оказывает занятие восточными танцами на девочек, девушек, женщин? 
– Волшебное. Восточный танец – это самый верный путь к красоте и женственности. Стоит отметить, что не все восточные танцы – это что-то пошлое и откровенное. Да, они развивают женскую сексуальность и очень нравятся мужчинам. Но танцовщица не должна быть вызывающей, она должна быть таинственной и притягательной. Также восточный танец действительно помогает подтянуть фигуру. Это – не миф. Но самое главное, что он помогает девушке по-настоящему полюбить себя. 


– Есть такое выражение: "И слона можно научить играть на скрипке". А танец – он для избранных или трудолюбивых? 
– Я думаю, что танец и для избранных, и для трудолюбивых. Можно любого научить танцевать! Главное, чтобы у человека была цель, к которой он был готов идти до конца. Тут другая проблема: на это способны только сильные люди, а таких, к сожалению, не так много. Зависит всё только от самого человека. 

– А теперь заглянем в будущее: какой ты себя представляешь через десять лет?
– Сложный вопрос. Я создала коллектив с целью популяризации индийского и восточного танцев. И я не собираюсь бросать своё начинание, поэтому танцы в моём будущем точно имеют место быть, более того, это именно индийские и восточные танцы. Так как я учусь на журналиста, думаю, что это тоже не просто так. Через десять лет я представляю себя работающей на двух фронтах: днём – журналистика, а вечером – руководитель танцевального коллектива. Жизнь я себе запланировала точно нескучную. 


– И последний вопрос: что мешает плохому танцору?
– А нет плохих танцоров. Есть люди, которые этого просто не хотят. А если у новичка не всё получается, то это никому не даёт права назвать его неумехой. Ведь если он действительно хочет научиться танцевать, то он многого добьется, многому научится, ведь Москва тоже не сразу строилась…


Побеседовала с Евгенией

Карина Марсуверская

Евгения Косорукова
Евгения Косорукова