Sport from Siberia
GiGa
Sport from Siberia
Traveler's Coffee
Лиза
Прохорова

г. Томск
36 Нравится

Интервью

Лиза
Прохорова

Любители поэзии, Вам к нам! Героиней следующего материала стала Лиза Прохорова – молодая девушка, которая пишет, тонко чувствует окружающих и не устаёт копаться в себе. Сила её голоса вдавливает в зрительское кресло и не отпускает до конца выступления. 


- Лиза, расскажи, с чего начался твой путь на театральную сцену?

- Всё свое отрочество я точно думала, что буду заниматься танцами, либо петь профессионально, либо рисовать,  либо стану какой-нибудь гимнасткой, либо вообще пойду в военную службу, так как в школе мы этим занимались. 

Я никогда не думала, что меня жизнь свяжет с театром и я его полюблю, такого точно не было. Так вышло, что моя подруга ходила  в театральную студию  –  это был кукольный театр. И как-то она попросила меня сходить с ней вместе. Там произошел конфликт между руководителем и девочкой-кукловодом. Они поругались, девочка ушла, и получилось так,  что на её  месте никого не оказалось. И тут взгляд  руководителя остановился на мне.  Тогда мне просто предложили подержать в руках куклу и посмотреть, смогу ли я что-то. Взяла. Попробовала. Мне понравилось. Всегда думала, что это очень легко. На самом деле управлять своим телом намного проще, чем оживлять куклу. Её нужно действительно сделать живой. Я очень сильно в это влилась, я не знаю… я прямо стала как-то жить по-другому, у меня глаза начали блестеть.


- Какую роль дали в кукольном театре?

- Я играла швею. Мне было интересно то, что ты в каждой роли можешь почувствовать себя именно в той профессии и тем человеком, которого ты играешь. Самое  главное, наверное, что я поняла, когда начала этим заниматься,  -  то, что я могу позвать свою маму на спектакль. Раньше у нас с ней были очень сложные отношения. Я поняла, что когда мама  придёт  посмотреть на  меня  -  она увидит меня с другой стороны, как человека, как личность,  и мы сможем как-то сблизиться, наверное…   Вот это меня привело к театру. Он дал мне глоток свежего воздуха. После  я продолжала ходить в студию, и ходила туда 8 лет. У нас начали ставить спектакли, где кроме кукол, на площадке работает  и сам человек-актёр.  Я играла в таком спектакле завуча. И когда меня не могли вывести на эмоции, когда меня начали задевать,  я очень сильно разрыдалась, и я поняла, что это -  место где из тебя вытащат то, что тебе нужно для того чтобы понять устройства жизни, понять людей другого поколения – это всё в театре.


- Лиза, что в своей театральной жизни далось тебе сложнее всего?

- Где-то года через два после того как я начала ходить в студию, мы решили поставить чисто классический спектакль, взяли очень тяжелую тему. Мы играли девочек из детского дома, я была героиней, которая была немножко…ну я себя играла, точнее не играла, а прожила это все.

Я была больна лейкемией и мня должны были брить наголо и естественно брить парик, не мои волосы. На этот спектакль у меня должна была прийти мама, я ее ждала больше всего, потому что я играла собственно ту девочку, с теми проблемами и переживаниями, которые были у меня внутри, и я хотела, чтобы мама это все увидела. 

Когда шёл сам спектакль и дело доходило до конца, я посмотрела из-за кулис есть ли там мама…мамы не было. После этого мне уже должны были надевать парик, чтобы я вышла на сцену брить голову. Я  стянула с себя  парик и пошла на сцену. 

Девочка, которая играла медсестру была в замешательстве, ничего не могла сделать. На сцену она вышла в таком же шоке как и я, ну нужно было что-то делать. Не останавливать же спектакль! Нас всегда учили, чтобы не случилось - всегда все делаем до конца. И тогда это была самая натуральная сцена. Когда медсестра уже подошла и машинка загудела, я тихонько прошептала губами: «Брей». И меня побрили. 


- Ты часто выступала не только в театре, но и на различных конкурсах с художественным словом?

- Художественное слово со мной было со школы. Мне очень нравились стихи. Во-первых, потому что их было просто учить, основываясь на школе… знаешь, просто выучить стихотворение, в котором есть рифма – это же просто. 

Ну а если говорить серьезно и осознанно – моим путеводителем в художественное слово и моим копателем даже самой себя стал Есенин. Понимать его стихи более детально, более досконально и скрупулёзно я начала только в осознанном возрасте, где-то лет в 17, может быть в конце 16. В тот момент, когда у меня с семьёй начались непосредственные трудности, у меня не было отца.  Меня воспитывала мама, и мы немножко не совпадали с ней в наших взглядах, но это мягко сказано. А когда в тебе постоянно всё копится, тебе нужно это постоянно куда-то выплескивать, ты должен, в общем, чем-то заниматься. Выплескивать это, например, в театре я не совсем могла, потому что мои некоторые роли не совпадали с моим внутренним состоянием, и я поняла, что мне нужно найти что-то, чтобы мне становилось легче, потому что у меня потом были депрессии и мне было очень сложно. Тут здорово помогала поэзия. За тебя уже давно, грубо говоря, всё сделали, велосипед изобретать не нужно. Человек, который докопался до всех моих глубин души – это Сергей Есенин. Я изучала все его стихи, и мне становилось ясно, что вот человек всё уже сказал , - и мне становилось после этого легче. Я чувствовала себя намного лучше. Дальше у меня понеслось – читала всё в стены, в свой стол дома, -  и я поняла, что это снова начинает копиться. То есть это уже копится не только во мне, а и в моей комнате, дальше это никуда не уходит, и вся эта энергия там витала, после чего я поняла, что это нужно просто куда-то выкрикнуть. Это было действительно моим криком души. 

Я вот, наверное, в 20 лет первый раз участвовала в Студформате, тогда у меня очень сильно прорезался голос, тогда я выкрикнула все что хотела, и я как будто обнулилась заново. Дальше я уже начала писать свои стихи, но свои стихи я писала еще в 16, 17 лет. Это были детские стихи, потом пошли уже довольно взрослые. Все это идёт также от твоего душевного переполнения.


- Как осмелилась писать собственные стихи?

- Художественное слово, особенно свое - очень хороший вариант, когда есть что-то в твоей жизни, о чем ты боишься сказать. Есть разные методики – когда  пишут на листочек и все это сжигают или оставляют где-то, или кому-то показывают. Меня это не совсем устраивало. Прямо писать обо всём, что у меня происходило, а потом это ещё кому-то показывать,  -  я хорошо понимала, что ну не все же меня понимают так, как это вижу я. Это всё могут просто перелицевать в такую грязь, что мне станет от этого еще хуже. 

Прелесть поэзии в том, что ты можешь это всё завуалировать в метафоры, в твое виденье через какие-то образы, и чтобы до этого дойти, чтобы понять настоящую суть стихотворения, написанного тобой, нужно до этого докопаться. Докапываться будет только тот человек, у которого либо что-то ёкнет внутри, когда он прочитает это стихотворение, ну либо, знаете,  какой-нибудь любознательный человек, которому просто в принципе интересно было бы покопаться, потрудиться над чужим детищем. Собственно, это уже те люди, которые, скажем так, не принимают твою сторону, но её разделяют точно. Это такой хороший отсев всех тех нужных людей, которые должны быть с тобой рядом.


- Расскажи, чем ты занимаешься сейчас?

- Сейчас я живу в Санкт-Петербурге. Если рассматривать мое внутреннее состояние, то у меня сейчас идёт работа над ошибками по сравнению с предыдущим годом. Я в принципе всегда это делаю, но здесь это происходит более осознанно и очень направленно. Решаю кто я, чего достойна, куда идти. 

Если говорить о действиях, то я занимаюсь сейчас танцами контемпорари, уже  6 месяцев. У нас есть командная группа, мы уже заняли с ней в одном конкурсе 1-у место, готовимся к другим питерским конкурсам. Потом у нас будут выездные конкурсы в Москве и Ростове, но я к сожалению, не попадаю на них, потому что еду домой, в Томск.

В Питере очень часто проходят поэтические баттлы, - они такие междоусобные, маленькие, компактные. Выступала в 3-х баттлах, один с ничьей, на двух других одержала победу.  Очень интересно в таких вещах участвовать. Для меня это все в новинку, потому что мне очень тяжело читать свои стихи. Мне легко читать чужие стихи, потому что я в них уверена. Активно стараюсь ходить по театрам, следить за этой жизнью, здесь совершенно другие театры, совершенно другие актеры. Занимаюсь, так сказать, культурной жизнью. Была в музее-квартире  Ахматовой, Достоевского  -  всё это очень впечатляет. Я, наверное, неплохо ушла сейчас в поэзию, в свои стихи.


- Что ждёт поэзию будущего,  Лиза, как ты думаешь?

- Это либо высокий морально-духовный подъём всего молодёжного общества, либо это чисто коммерческий инструмент, потому что поэзия сейчас вновь набирает обороты.  Люди вспоминают о том, что этим мы можем заявить о себе. 

Мне нравится, что сейчас поэзия завуалированная, то есть чтобы понять стихотворение, тебе его нужно разгадать -  и разгадать в самом себе. Простые стихи, как писал мой любимый Есенин, нужно уметь хорошо писать, потому что простыми словами мы конечно не всех можем к своему сердцу притянуть, здесь чем-то нужно закручивать, поэтому посмотрим, что будет с нашей поэзией. Либо она поднимет общество, либо просто будет инструментом для зарабатывания денег, потому что сейчас это очень актуально. Куда сейчас не глянь, везде чтицы, все читают и читают  -  вообще неважно, что, лишь бы можно было себя в ресторан какой-нибудь кинуть и тебе за это деньги заплатили.


- Поделись с нами списком современных поэтов и поэтесс, стихи которых ты читала?

- Астахова, Полозкова, Катарина Султанова, Марина Кацуба  (это питерская поэтесса). Из всех них я, наверное, выделила бы Веру Полозкову. Очень самобытный поэт, совершенно ни на ком не основывается (я не говорю сейчас о поэтах, у которых мы все учились). 

У Катарины Султановой и Иры Астаховой чем-то схожие стихи, вот чисто для какой-то коммерческой жилки. Марина Кацуба очень интересна в технике, много нестандартных подходов к стихам. 

Но так чтобы их слушать, так как я люблю Есенина и перечитываю абсолютно все его стихи,  - такого у меня нет ни с одним поэтом. Проблема в том, что я не верю им просто, и не знаю почему. Просто ты не веришь…они либо как-то заигрываются в своих словах, которые пишут...  либо часто  замечаю, что одно стихотворение об одном, другое пишут через несколько месяцев, и оно противоречит тому, что они писали до. Нестыковка какая-то происходит в голове. 


- Напоследок поделись, пожалуйста, с нашими читателями строчками из своих стихотворений.  

- Кажется, я выжила!
Из смолы древесной,
Меня вырастил лес,
Взрастили канавы.
Меня вырубил лесоруб
На закате солнца,
Из-под хмурых, запачканных сосен,
Сделал прозорливой, бойкой,
Светящей по полудни сойкой.
С перламутрово-тонкой кожей,
И покрыл её, хитиновой божьей пылью:
«Дабы ты была смелой и бездонно сильной!»

Лиза Прохорова
Лиза Прохорова